ООО Меркурий

Юридические услуги
Услуги адвоката по арбитражным спорам
02.04.2021
Адвокат по уголовному делу в Москве
16.07.2021
Общество с ограниченной ответственностью «Меркурий Центр Карта» обратилось в Арбитражный суд города Москвы с иском к закрытому акционерному обществу «Моспромстрой» о взыскании 10 441 828 руб. 67 коп. убытков,2 А40-9200/11-41-75 причинённых истцу в результате пожара, произошедшего 28.12.2010г. по адресу: г. Москва, Сермяеский пр-д, д. 4А (с учётом принятых судом изменений основания и размера исковых требований, а также отказа от иска к ООО «Рэдвуд»). Решением Арбитражного суда города Москвы от 11.04.2012г. по делу № А40-9200/11-41-75 исковые требования удовлетворены. Ответчик не согласился с принятым решением, обратился в Девятый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просит обжалуемое решение отменить. Ответчик полагает, что при вынесении оспариваемого решения судом первой инстанции были неполно выяснены обстоятельства, имеющие значение для дела, неправильно применены нормы материального права, нарушены нормы процессуального права, имеет место недоказанность имеющих значение для дела обстоятельств, которые суд считал установленными. Истец не согласился с доводами апелляционной жалобы, направил письменный отзыв, в котором опроверг доводы ответчика. Изучив материалы дела, оценив доводы апелляционной жалобы в отсутствие представителей третьих лиц - ООО «ТК Логистик», ООО «Рэдвуд» и ООО «1СК» в порядке ст.ст. 123, 156 Арбитражного процессуального кодекса РФ, выслушав представителя ответчика, поддержавшего доводы апелляционной жалобы и представителей истца и третьего лица - ООО «Изомаркет», возражавших против удовлетворения апелляционной жалобы, проверив законность обжалуемого судебного акта в порядке, установленном главой 34 Арбитражного процессуального кодекса РФ, арбитражный апелляционный суд не находит оснований для отмены решения Арбитражного суда города Москвы. Как установлено судом и следует из материалов дела, иск мотивирован тем, что в главном складском корпусе, собственником которого является ответчик, на основании договора, заключенного истцом с ООО «Рэдвуд», хранился товар истца. В результате пожара, возникшего в складском корпусе № 37, который примыкал к главному складскому корпусу, весь товар истца уничтожен. Покупную стоимость этого товара истец считает убытками, причиненными ему действиями ответчика, который, как полагает истец, являясь собственником указанных складских строений, является лицом, ответственным за причиненные убытки. Разрешая спор по существу, Арбитражный суд города Москвы пришёл к выводу о наличии оснований для удовлетворения исковых требований. Арбитражный апелляционный суд находит такой вывод суда первой инстанции законным и обоснованным. Остаток товара истца, находящегося на складе ответчика, определен судом верно и его можно установить без проведения судебно-бухгалтерской экспертизы, факт уничтожения товара доказан. Остаток товара на складе в подотчете ООО «Рэдвуд» по состоянию на 28.12.2010 гг. подтверждается представленными ранее доказательствами: - ведомостью учета результатов инвентаризации от 31.12.2010 г. по форме ИНВ-2; - сличительной ведомостью по остаткам товара от 28.12.2010 гг.; - накладными о приобретении товара истцом у поставщиков за период 2008-2010 гг., - накладными об отпуске товаров потребителям истца через ООО «Рэдвуд» за период 2008-2010гг., - оборотно-сальдовой ведомостью истца по счету 41 по состоянию на 28.12.2010г. В данной ведомости указаны остатки каждого наименования товара на складе по3 А40-9200/11-41-75 состоянию на момент пожара на 28.12.2010 г, и общая цена их приобретения у разных поставщиков, актом об уничтожении ТМЦ в результате пожара от 28.12.2010гг., - приказом об учетной политике истца на 2010 год, - пояснениями к приказу об учетной политике истца от 19.08.2010 г., - показаниями свидетеля Гармаш Л.В. (работник истца) о полном уничтожении остатков товара. Ответчик неверно оценивает показания данного свидетеля, поскольку свидетель на вопрос истца и суда четко пояснила, что печатная продукция полностью сгорела, что было зафиксировано визуально, поскольку вместо печатной продукции была копоть и гарь. Размер ущерба определен истцом по фактической себестоимости (закупочной стоимости нереализованного товара у разных поставщиков). Истец не осуществлял хранение товара на иных складах, кроме указанного в исковом заявлении. Дополнительно истцом в качестве подтверждения размера ущерба в материалы дела представлен акт списания товаров с баланса истца с отнесением на убытки за счет виновных лиц в претензионно-исковом порядке по форме ТОРГ-16 и журнал движения товаров на складе по форме ТОРГ-18 за период 2008-2010гг. Размер заявленных исковых требований уменьшен истцом до 10 441 828 руб. 67 коп. в связи с тем, что товар на сумму 3 793 руб. 56 коп. был передан в подотчет для хранения на данном складе другому юридическому лицу, не участвующему в настоящем деле, и доказательства правомерности нахождения товара на эту сумму в момент пожара на складе по Чермянскому проезду истец не представил. Это свидетельствует о тщательном подходе истца к определению размера ущерба и достоверности предоставленных им сведений. Необходимости в проведении судебно-бухгалтерской экспертизы нет, тем более, что ответчик, действительно, не внес на депозит суда необходимые для проведения экспертизы суммы и не предоставил перечень предлагаемых экспертных учреждений с согласием данных организаций на проведение экспертизы в соответствии со ст. 82 Арбитражного процессуального кодекса РФ. Оспаривая решение суда, ответчик утверждает, что хранение товара осуществлялось на складе ответчика на момент пожара незаконно, поскольку договор между ответчиком как собственником складских помещений по Чермянскому проезду и ТК Логистик был фактически и юридически расторгнут с 31.03.2010г. Истец осуществлял размещение товара на складе в период 2008-2010гг. на основании договоров хранения и поручения с ООО «Рэдвуд». Передача товара подтверждается накладными и актами о передаче товара за период 2008-2010гг. В свою очередь, в указанный период ООО «Рэдвуд» имел правовые основания для хранения товара истца и передачи его потребителям истца в соответствии с договорами, заключенными с ООО «ТК Логистик», что подтверждается объяснениями данного третьего лица и письменными доказательствами по делу (ст. 81 и 75 АПК РФ). В свою очередь, ООО «ТК Логистик», имел правовые основания для размещения товара в соответствии с договорами с ЗАО «Моспромстрой» за период 2008-2010гг., что подтверждается имеющимися в деле договорами между данными лицами. Акта о вывозе принадлежащего ТК «Логистик» товара с территории склада и подписании ими акта о возврате помещения ответчику в связи с прекращением договора по состоянию на 31 марта 2010 года и позднее, ответчиком в материалы дела не представлено. Ответчиком в материалы дела представлены копии пропусков на территорию склада в адрес4 А40-9200/11-41-75 ООО «ТК Логистик», согласно которым они окончили действие в марте 2011, а не 2010 года Свидетель Князев М.В. (дознаватель из МЧС, принимавший постановления об отказе в возбуждении уголовного дела) подтвердил суду, что в его производстве имелся список арендаторов на складе по Чермянскому проезду, 4А, по состоянию на 28.12.2010г., представленный дознавателю лично ответчиком за подписью уполномоченного лица (директора специализированного филиала ЗАО «Моспромстрой» - фирмы «Мосстройкомплект»), среди которых числится и ООО «ТК Логистик». Следовательно, договор на момент пожара продолжал действовать и были правовые основания для нахождения товара на складе на момент пожара, были и у ООО «ТК Логистик», и у истца (через договор с ООО «Рэдвуд», имеющий договор с ООО «ТК Логистик»). Тем более, что ООО «ТК Логистик», явившееся в одно из судебных заседаний, подтвердил суду, что договор между ними и ответчиком на право хранения товара, в том числе и принадлежащего иным лицам (сам договор запрета на это не содержит), действовал весь 2010 год, не был прекращен, товар, принадлежащий ООО «ТК Логистик» и иным лицам, с кем он имел договорные отношения, фактически находился на складе в момент пожара. Объяснения лиц, участвующих в деле, тем более, не являющихся стороной спора, являются доказательствами по делу в соответствии со ст. 81 Арбитражного процессуального кодекса РФ, которые оцениваются судом в совокупности с другими доказательствами. Свидетель Гармаш Л.В. на вопрос истца подтвердила суду, что на складах ответчиком был установлен пропускной режим, было привлечено охранное предприятие для установления пропускного режима, вход на территорию осуществлялся по постоянным и разовым пропускам, вследствие чего посторонние лица и принадлежащее им имущество не могло находиться на территории складов ответчика. Лично у нее был пропуск для прохода на объект, в котором было указано, что она является работником истца, она неоднократно присутствовала как на завозе товара на территорию склада, так и вывозе его со склада в связи с продажей, по ее просьбе охраной ответчика оформлялись пропуски на ввоз и вывоз товара. Это было в течение трех лет, вплоть до момента пожара, пока весь товар истца не был уничтожен. Следовательно, судом достаточно полно исследован вопрос правомерности нахождения товара истца на территории ответчика и ему дана надлежащая оценка по совокупности исследованных доказательств в соответствии с положениями ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса РФ, в том числе объяснениям участвующих в деле лиц (ст. 81 АПК РФ), письменным доказательствам (ст. 75 АПК РФ), свидетельским показаниям (ст. 88 АПК РФ), иным документам и материалам (ст. 89 АПК РФ). Довод ответчика о том, что пожар произошел по причине нарушения правил пожарной безопасности арендатором помещения (третьим лицом), то есть по вине ООО «Изомаркет», является несостоятельным Судом достаточно подробно исследовался данный вопрос. В частности, из письменных материалов, объяснений представителя ООО «Изомаркет» следует, что в соответствии с условиями договора и наличием формы акта о нарушениях пожарной безопасности, прилагаемым к договору аренды между ответчиком и ООО «Изомаркет», последнему ни разу ни со стороны собственника, ни со стороны проверяющих органов Госпожнадзора, не были предъявлены претензии о несоблюдении правил пожарной безопасности.5 А40-9200/11-41-75 С предписанием пожарного инспектора от 2008 года собственник помещений (ответчик) его не знакомил, условиями договора ответственность за устранение нарушений правил пожарной безопасности, выявленных инспектором, на ООО «Изомаркет» не возлагал. Доказательств запрета на хранение определенных товаров на складе ответчиком в материалы дела не представлено. Арендатор хранил товар по своему усмотрению. Доказательств того, что причиной пожара явилось неправильное хранение легковоспламеняющегося товара по вине арендатора, в материалы дела ответчиком не представлено. Возбуждение уголовного дела по ст. 167 УК РФ в отношении работника ООО «Изомаркет» Култыгина, включившего источник электричества, то есть выполнившего свою ежедневную служебную обязанность, якобы из хулиганских побуждений с целью умышленного причинения вреда имуществу ответчика, в данном случае не имеет правового значения по двум причинам: 1) согласно п. 4 ст. 68 Арбитражного процессуального кодекса РФ обязателен для арбитражного суда только приговор по уголовному делу и только по вопросам, имели ли место определенные действия и совершены ли они определенным лицом, а такого приговора в настоящее время нет, 2) потерпевшим по данному уголовному делу признан только ответчик, который уже получил возмещение ущерба от пожара от ООО «1СК». Ни истец, ни третьи лица, которым причинен ущерб пожаром, потерпевшими не являются, следовательно, материалы уголовного дела в целях оценки ущерба и установления виновных лиц, в данном случае правого значения не имеют. Оспаривая решение суда, ответчик утверждает, что причина пожара судом не установлена и что для ее установления необходима пожарно-техническая экспертиза. Однако на стр. 7-10 обжалуемого решения судом подробно выясняется вопрос о причинах пожара, источниках зажигания при подробном исследовании доказательств, которым дана надлежащая оценка в их совокупности. Как правильно отметил суд, заключения специалистов МЧС, касательно источников зажигания, причинах пожара, не были причиной отмены постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела Бабушкинской межрайонной прокуратурой и их недостатки при отмене постановлений прокуратурой не отмечались. Вследствие чего, данные заключения в совокупности с допросом свидетелей позволили суду установить причину пожара без проведения пожарно-технической экспертизы. Тем более, суд оценил также и заключение специалиста Лобаева И.А., сделанное по договору с ответчиком, заключение которого не противоречит заключениям специалистов МЧС, с которыми не согласен ответчик. В частности, стр. 19, 21-22 заключения подтверждают выводы специалистов МЧС об очаге возгорания, источнике зажигания (тепловой эффект электрического тока при аварийном режиме работы электропроводки складского ангара № 37). Свидетель Шевляков Ю.В. также подтвердил суду, что причиной пожара является тепловой эффект электрической дуги в результате аварийного режима работы электросети, о чем им дано соответствующее заключение для материалов уголовного дела. По мнению истца, электрическая дуга появляется при коротком замыкании, расплавляя металлический проводник она способствует разлету раскаленных частиц металла. Причинами появления короткого замыкания служат: механическое повреждение электросети, работа электросети под напряжением большем, чем то,6 А40-9200/11-41-75 на которое оно рассчитано (перегрузка) или тепловой нагрев, вследствие неплотного соединения контактов в электросети. Эксперт, подготовивший заключение по причине пожара отразил, что виновного в возникновении пожара определить невозможно в виду отсутствия схемы электроснабжения. В материалах дела имеется схема электроснабжения помещения склада № 37, которая была представлена позже, после проведения пожарно-технической экспертизы. На данной схеме изображено место размещения электрооборудования (осветительной сети, распределительного электрощита). Размещение электрооборудования на данной схеме отражено так же, как и удалось отразить данное электрооборудование после пожара при составлении описания места происшествия. В материалах дела так же имеется данная схема. Электрическая схема, представленная ЗАО «Моспромстрой» подписана ответственными лицами данной организации в соответствии с п. 1.8.3. ПТЭЭП, что еще раз подтверждает, что ответственными за электрохозяйство организации являются работники ЗАО «Моспромстрой». В соответствии с требованиями п. 3.1.10.ПТЭЭП сети внутри помещений, выполненные открыто проложенными проводниками с горючей наружной оболочкой или изоляцией, должны быть защищены от перегрузки. Так как механического повреждения электропроводки не было, то более вероятностной причиной появления тока короткого замыкания, с учетом представленной в материалах схемы - является перегрузка аппаратов электрического щита, которая стала возможна из-за отсутствия расчетов на ток короткого замыкания, что является нарушением п.3.4.4. ПТЭЭП. Вывод: Причиной возникновения электрической дуги короткого замыкания и раскаленных частиц металла явившихся источником зажигания является перегрузка аппаратов электрического щита, не рассчитанных лицами ЗАО «Моспромстрой» ответственными за электрохозяйство на ток короткого замыкания и допустившими эксплуатацию электрического щита с перегрузкой. Судом правильно критически оценено постановление о возбуждении уголовного дела от 18.10.2011г., которое противоречит все иным доказательствам по делу. Кроме того, суд правильно не удовлетворил ходатайство ответчика о назначении пожарно-технической экспертизы по процессуальным основаниям, предусмотренным ст. 82 Арбитражного процессуального кодекса РФ, а именно в связи с тем, что она не оплачена и в материалы дела не представлены сведения об экспертах и их согласие на проведение экспертизы. Ответчик полагает, что принятый судом как доказательство по делу в соответствии со ст. 75 Арбитражного процессуального кодекса РФ отчет специалиста (Кравченко А.Б.), имеющего доверенность от истца на ознакомление с арбитражным делом, является недопустимым доказательством. Однако статья 75 Арбитражного процессуального кодекса РФ не исключает в качестве письменных доказательств информационные материалы, в том числе и представленные сторонами. Согласно ст. 81 Арбитражного процессуального кодекса РФ объяснения участвующих в деле лиц являются доказательствами. В соответствии со ст. 88 Арбитражного процессуального кодекса РФ являются доказательствами и иные документы и материалы, в том числе в письменном виде. Суд оценил заключение Кравченко А.Б. не как заключение независимого эксперта, а как иное доказательство в совокупности с другими доказательствами по делу и дал ему надлежащую оценку.7 А40-9200/11-41-75 Не важно, каков статус доказательства в форме заключения специалиста Кравченко А.Б., выступившего на стороне истца, поскольку и письменные доказательства, и объяснения сторон спора, и иные документы и материалы, даже и заключение эксперта, в соответствии с п. 5 ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса РФ не имеют для суда заранее установленной силы и оцениваются лишь в совокупности с другими доказательствами . В частности, суд принял как доказательство и вышеуказанное заключение специалиста Лобаева И.А., сделанное по договору с ответчиком и оценил его в совокупности с другими доказательствами. Поэтому суд правильно по существу оценил заключение Кравченко А.Б., в котором содержится подробный анализ материалов дела и отнесение его к письменные доказательствам по ст. 75 Арбитражного процессуального кодекса РФ нельзя расценивать как существенное процессуальное решение, влекущее отмену судебного акта. Так, согласно протоколу осмотра места пожара отделения офисной части здания от складской выполнено не противопожарной стеной 1-го типа с пределом огнестойкости не менее REI 150. Проемы в данной стене не имеют заполнений дверьми и окнами с требуемым пределом огнестойкости (лист 3 протокола осмотра места происшествия от 29.12.2010г.). Офисная часть основного здания была оборудована внутренним противопожарным водопроводом, но в пожарных шкафах отсутствовали пожарные рукава и ручные пожарные стволы (лист 6 протокола осмотра места происшествия от 29.12.2010г.). К основному зданию пристроены четыре металлических ангара. Металлические ангары не были оборудованы внутренним противопожарным водопроводом (отсутствовали сухотрубы и пожарные краны), автоматической установкой пожарной сигнализации, системой оповещения и управления эвакуацией людей при пожаре (лист 1 протокола осмотра места происшествия от 29.12.2010г.) и автоматической установкой водяного спринклерного пожаротушения. В месте примыкания металлических ангаров к основному зданию склада были установлены обыкновенные металлические ворота, а не противопожарные 1-го типа с пределом огнестойкости не менее EI 60. Ангары от основного склада не были отделены противопожарными стенами 1-го типа с пределом огнестойкости не менее REI 150 (лист 2 протокола осмотра места происшествия от 29.12.2010г.). Здания не были разделены на отдельные пожарные отсеки. Дополнительно в основном здании склада был оборудован гараж, помещение класса функциональной пожарной опасности Ф 5.2, площадью 300 м2, в котором хранилось более трех автомобилей. Данное помещение гаража не выделено в отдельный пожарный отсек противопожарной стеной 1-го типа с пределом огнестойкости не менее REI 150 и перекрытием 1-го типа с пределом огнестойкости не менее REI 150, а отделено кирпичной перегородкой на высоту 5м, т.е. не до перекрытия склада (лист 7 протокола осмотра места происшествия от 29.12.2010г.). Довод ответчика о том, что отсутствует причинно-следственная связь между поведением ответчика и наступившими последствиями, также не может быть принят во внимание, поскольку несоблюдение правил пожарной безопасности собственником помещений, обусловило не только возникновение пожара при аварийном работе режима электросети, но и его распространение за пределы ангара № 37, в котором он начался.8 А40-9200/11-41-75 При условии соблюдения требований пожарной безопасности очаг пожара был бы локализован только в ангаре 37 и не распространился бы на иные складские помещения, в котором хранился товар истца. В частности, если бы была действующая система пожаротушения, правильное размещение складских помещений (необходимое расстояние между зданиями), правильное размещение электрооборудования в металлических ангарах (запрещено устанавливать электроприборы, в том числе розетки и щиты непосредственно на металлических стенах без дополнительной защиты, которая отсутствовала), пожар был бы, во-первых, локализован в одном ангаре, а, во-вторых, вообще бы не произошел даже при наличии экстремальных погодных условий. Указанным обстоятельствам в результате допроса свидетелей, исследовании письменных доказательств, в том числе отчетов экспертной организации при оценке ущерба по заданию ООО «1СК», судом дана надлежащая оценка. Выводы суда на стр. 5-6 обжалуемого решения, полностью соответствуют доказательствам по делу. Например, как правильно отмечено судом, ответчик не представил доказательств того, что строения, примыкающие к главному складскому корпусу, в том числе и ангар № 37, возведены при наличии необходимых разрешений, установка электрооборудования и электропитание в этих строениях соответствуют техническим регламентам, нормам и правилам в области пожарной безопасности. Далее, согласно техническому проекту на строительство базы, предусмотрена система автоматического пожаротушения, которая в действительности отсутствовала, установленная ответчиком пожарная сигнализация не может выполнять функции системы пожаротушения. Факт нерабочего состояния системы пожаротушения в главном складском корпусе на момент проведения всех проверок подтвердил суду и свидетель Шовхаев СИ., проводивший проверку ответчика на предмет соблюдения требований пожарной безопасности в 2008 и 2011гг. А факт возведения строений в непосредственной близости от главного складского корпуса с отсутствием необходимых противопожарных средств, подтверждается и отчетом экспертной организации, проводившим анализ помещений по заданию ООО «1СК», выплатившей страховое возмещение ущерба в пользу ответчика. При указанных обстоятельствах, арбитражный апелляционный суд полагает, что при принятии обжалуемого судебного акта суд первой инстанции на основе всестороннего, объективного и полного исследования имеющихся в деле доказательств в их совокупности и взаимной связи и установления существенных обстоятельств настоящего дела, пришел к правомерному выводу о наличии оснований для удовлетворения исковых требований. Фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, судом первой инстанции установлены на основании полного и всестороннего исследования имеющихся в деле доказательств, выводы суда основаны на правильном применении норм материального и процессуального права. Доводы ответчика, изложенные в апелляционной жалобе, не опровергают выводы суда первой инстанции, положенные в основу принятого решения, в связи с чем, признаются судом апелляционной инстанции несостоятельными и не могут служить основанием для отмены решения Арбитражного суда города Москвы.9 А40-9200/11-41-75 Судебные расходы по уплате госпошлины по апелляционной жалобе подлежат распределению в соответствии со статьёй 110 Арбитражного процессуального кодекса РФ и относятся на ответчика. На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 110, 176, 266, 268, 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный апелляционный суд П О С Т А Н О В И Л: Решение Арбитражного суда города Москвы от 11.04.2012г. по делу № А40-9200/11-41-75 оставить без изменения, а апелляционную жалобу закрытого акционерного общества «Моспромстрой» - без удовлетворения. Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объеме в Федеральный арбитражный суд Московского округа.
28.05.2021
24.07.2020

ООО САМТОРГ ЦЕССИЯ

Call back